Тексты для сочинений

Скачать в word

Текст № 1 (По Ф.М. Достоевскому)

 

(1)Отчего у нас все лгут, все до единого? (2)С недавнего времени меня вдруг осенила мысль, что у нас в России, в классах интеллигентных, даже совсем и не может быть нелгущего человека. (З)Это именно потому, что у нас могут лгать даже совершенно честные люди... (4)У нас в огромном большинстве лгут из гостеприимства. (5)Хочется произвести на слушателя эстетическое впечатление, доставить ему удовольствие, ну и лгут, даже, так сказать, жертвуя собою слушателю. (б)Пусть припомнит кто угодно - не случалось ли ему раз двадцать прибавить, например, число вёрст, которое проскакали в час времени вёзшие его тогда-то лошади, если только это нужно было для усиления радостного впечатления в слушателе. (7) И не обрадовался ли действительно слушатель до того, что тотчас же стал уверять вас, что одна знакомая ему тройка на пари обогнала железную дорогу, и т.д., и т.д. (8)Не рассказывали ли вы о своей болезни таких чудес, что хотя, конечно, и поверили сами себе с половины рассказа (ибо с половины рассказа всегда сам себе начинаешь верить), но, однако, ложась на ночь спать и с удовольствием вспоминая, как приятно поражён был ваш слушатель, вы вдруг остановились и невольно проговорили: «Э, как я врал!» (9)Впрочем, пример этот слаб, ибо нет ничего приятнее, чем говорить о своей болезни, если только найдётся слушатель; а заговорить, так уж невозможно не лгать; это даже лечит больного. (10)Но, возвратясь из-за границы, не рассказывали ли вы о тысяче вещей, которые видели «своими глазами», впрочем, и этот пример я беру назад: не прибавлять о «загранице» возвратившемуся оттуда русскому человеку нельзя; иначе незачем было бы туда ездить... (11)Позвольте, не передавали ли вы анекдота, будто бы с вами случившегося, тому же самому лицу, которое вам же его про себя и рассказывало? (12)Однако что случается: чуть только солжёт человек, и удачно, то так это полюбится, что и включает он анекдот в число несомненных фактов своей собственной жизни; и действует совершенно совестливо, потому что сам вполне тому верит; да и неестественно было бы иногда не поверить... (13)Деликатная взаимность вранья есть почти первое условие русского общества — всех русских собраний, вечеров, клубов, учёных обществ.

 

(По Ф.М. Достоевскому)

 

 

 

 

Текст № 2 (По Н. Варенцову)

 

 

 

(1)Василий Федотов представлял собой довольно интересный тип купца, вышедшего из приказчиков и достигшего хорошего благосостояния, но корысть с желанием положить себе в карман лишний миллиончик погубила его. (2)Федотов был среднего роста, плешивый, старался не смотреть вам в глаза. (З)При встречах он поднимал веки, быстрым взглядом осматривал вас и сейчас же опускал их; такой же взгляд, применяемый как особый род кокетства, приходилось наблюдать у некоторых женщин. (4)Он был крайне нервный; когда он говорил с вами, поднимал глаза к небу, руки тоже, чтобы засвидетельствовать правоту свою, а если этого было, по его мнению, мало, он изливал слезу, бил себя в грудь. (5)Вся его фигура, весь вид его с этими жестами и слезами были какие-то неестественные, и ему особо не доверяли, называя его за глаза Васькой Федотовым, говоря: «Этот Васька всё-таки пригласит нас на «чашку чая». (6)У купечества «чашка чая» означала собрание кредиторов с предложением скидки. (7)И это мнение оказалось совершенно правильным; он своевременно, перед приглашением на «чашку чая», перевёл на свою жену оба дома, стоимость которых составила около трёхсот тысяч рублей, положил на её имя в банк капитал, тоже триста тысяч рублей, и был уверен: этим он обеспечил себя на чёрный день. (8)Но оказалось, что, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. (9)Конкурс прошёл, а жена выпроводила его из своего дома. (10) Федотов, оскорблённый, разорённый, чтобы существовать, стал биржевиком и, занимаясь комиссионерством, захаживал к знакомым с разными предложениями. (11)Однажды во время такого прихода он, хмурый, несчастный, с блуждающими от волнения глазами, войдя ко мне, сел на стул и, схватив себя за голову, упал на стол и зарыдал. (12)Рыдания его были искренние, а не лукавые, как приходилось ему проделывать раньше для получения каких-либо выгод; сейчас он действительно страдал. (13)Вода и валерьяновые капли привели его в более спокойное состояние, он извинился за причинённое беспокойство и рассказал: (14) — Вам известно, что я лишился всего состояния, любимого дела, покинут женой, но это, как ни больно было для меня, я перенёс. (15)У меня была единственная дочка, которая была для меня дороже всего. (16)Выдавая замуж, я наградил её пятьюдесятью тысячами рублей, на столько же дал ей бриллиантов и приданого; когда бы она ни приходила ко мне, я всегда дарил ей что-нибудь, спрашивал её: «Не нужно ли чего тебе?» (17)Она была для меня радость и любовь, я жил для неё, и она была для меня всё! (18)И вот по дороге к вам, у Ильинских ворот, я вижу её, идущую мне навстречу. (19)Можете представить мою неожиданную радость! (20)Я спешу к ней. (21)Она же, увидев меня, повернула в сторону, сделав вид, что не желает со мной говорить. (22)Это было уже сверх сил моих!

 

(По Н. Варенцову)

 

 

Текст № 3 (По Д.А. Волкогонову)

 

 

 

(1)Какие поступки мы считаем героическими? (2)Как отделить подлинно героическое от лжегероизма? (З)Кто в общественном и индивидуальном сознании предстаёт как герой -творец подвига? (4)Об этом давно задумываются люди. (5)Давно задают вопросы и пытаются на них отвечать. (6)Для каждой эпохи эти ответы были своими, соответствующими мировоззрению, которое в ту пору господствовало. (7)Ведь люди привязаны к галере своего времени. (8) Взгляды на мир, общество, мышление и, естественно, на человеческие поступки отражают доминирующие в обществе социальные и моральные установки и характер отношения ко злу, добру, справедливости, благородству, мужеству. (9)У древних греков, например, героем считался тот, кто обладал огромной физической силой, благородством и был способен одерживать верх в сражениях, битвах, войнах. (10)А вот средневековое общество поэтизировало представителей военного сословия - рыцарей, состоявших на службе у феодалов. (11)Для защиты владений, споров с соседями, удержания в повиновении нужна была военная сила. (12)3начительно позднее Ф. Ницше утверждал, что героем может быть тот, кто ближе к идеалу «сверхчеловека» - человеческому уникуму, способному властвовать над «рабской моралью», «предрассудками», «дряблыми идеалами». (13)«Слабые и неудачные, - писал Ницше, - должны погибнуть. (14)Такова альфа нашего человеколюбия». (15)Герой для Ницше - это «полубог, полузверь, получеловек с крыльями ангела, злое демоническое существо». (16)Каковы же сегодня критерии героического? (17)Некоторое время назад на Западе был широко разрекламирован безрассудно смелый поступок двух молодых парашютистов-американцев, напоминающий игру в кошки-мышки со смертью. (18)Один из молодых парней выпрыгнул из люка самолёта без парашюта, а точно через рассчитанное время - другой, с двумя парашютами. (19)В воздухе второй парашютист «догнал» первого (благодаря большему весу), передал ему парашют, который тот пристегнул во время продолжающегося падения. (20)В итоге оба благополучно приземлились. (21)Исключительный случай? (22)Да. (23)Необычный поступок? (24)Конечно. (25)Но во имя чего был нужен этот бессмысленный риск? (2б)Отдавая должное личной смелости парашютистов, следует сказать, что их поступок нельзя назвать героическим. (27)Действия, не несущие прогрессивной социальной нагрузки, даже будучи совершёнными в экстремальной ситуации, -отношения к героическому не имеют. (28)В противном случае пришлось бы считать (что нередко и делается), что героями могут быть дерзкие преступники, авантюристы, грабители и т. д. (29)«Голая» исключительность не может являться критерием принадлежности поступка, действия, явления к героическому свершению. (ЗО)Герой — не сверхъестественный феномен, а обыкновенная личность, которая исключительна лишь в одном: она способна к совершению в нужный момент такого поступка, который жизненно нужен людям.

 

(По Д.А. Волкогонову)

 

 

Текст № 4 (По М.С. Крюкову)

 

 

 

(1)«Я лучше, я умнее всех». (2)Человек такой моральной позиции напрочь лишён способности судить о своих возможностях. (З)Хорошо, если в конце концов он поймёт это и займёт соответствующее своим способностям место, положит на плечи посильный груз. (4)А если нет? (5)Человек, окажись он у власти - пусть самой что ни на есть скромной, — станет только вредить делу. (б)Такой руководитель побоится иметь хорошего заместителя: как бы тот не занял его место. (7)Не поддержит дельного предложения: ведь оно исходит не от него, руководителя. (8)Похоронит хороший проект, если он «не работает» на его, начальника, авторитет. (9)Каждый человек ищет место в жизни. (Ю)Старается утвердить своё «я». (11)Это естественно. (12)Только вот как он находит своё место, какими путями идёт к нему, какие моральные ценности имеют вес в его глазах, - вопрос чрезвычайно важный. (13)Поэт сказал: «Мы всё немножко подпираем небосвод». (14)Это о достоинстве человека, его месте на земле, его ответственности за себя, за всех и за всё. (15)И ещё верные слова: «Каждый человек стоит ровно столько, сколько он действительно создал, минус его тщеславие». (16)Чего уж там, многие из нас не могут признаться себе, что из-за ложно понятого, раздутого чувства собственного достоинства, из-за нежелания показаться хуже мы иногда делаем опрометчивые шаги, поступаем не очень правильно - лишний раз не переспросим, не скажем «не знаю», «не могу». (17)Слов нет, беспардонные себялюбцы вызывают чувство осуждения. (18)Однако не лучше и те, кто разменивает своё достоинство как мелкую монету. (19)В жизни каждого человека, наверное, бывают моменты, когда он просто обязан проявить своё самолюбие, утвердить своё «я». (20)И, согласитесь, сделать это не всегда просто. (21)Одним из семи чудес света, о которых писали древние, был александрийский маяк — сооружение грандиозное и необычное. (22)Рассказывают, что сферическое зеркало маяка под определённым углом собирало в пучок столько солнечного света, что могло сжигать корабли, плывущие далеко в море. (23)Маяк был построен по приказу Птолемея Филадельфа. (24)На мраморных плитах маяка самолюбивый фараон приказал выбить своё имя. (25)Но кто был подлинным творцом седьмого чуда, его настоящим строителем? (26)Люди узнали об этом через много лет. (27)Оказывается, архитектор сделал на каменных плитах маяка углубления и в них высек слова: «Сострат, сын Дексифана из Книда, - богам-спасителям ради мореходов». (28)Надпись он залепил известью, затёр её мраморной крошкой и на ней начертал, как того требовал фараон: «Птолемей Филадельф». (29)Так всегда бывает. (ЗО)Истинная цена человека рано или поздно всё равно обнаруживается. (31)И тем выше эта цена, чем больше человек любит не столько себя, сколько других. (32)Лев Толстой подчёркивал, что каждый из нас, так называемый маленький, рядовой человек, на самом деле есть лицо историческое. (ЗЗ)Великий писатель возлагал ответственность за судьбу всего мира на каждого из нас. (34)На то самое «я», которое таит в себе силы титанические. (35)То самое «я», которое становится во сто крат сильнее, превращаясь в «мы», в заботу о нашем общем благе. (36)На этом пути человеку дорого доброе имя, общественное признание. (37)Не будем забывать об этом.

 

(По М.С. Крюкову)

 

 

Текст № 5 (По С. Кудряшову)

 

 

 

(1)В годовщину празднования пушкинского юбилея на одном из совещаний мне довелось быть свидетелем очень любопытного разговора. (2)3аместитель главы одного из городских районов спрашивал у своего коллеги, как они хотят отметить годовщину. (З)Чиновник вздохнул и жалобно протянул: «Да не знаем пока...» (4)В его голосе было столько мучительной тоски, столько неподдельной усталости! (5)3аставили бедного человека заниматься тем, в чём он не видит никакого смысла, никакой пользы. (6)Вот как раз о пользе Пушкина мне бы хотелось поговорить. (7)В наше время, когда безраздельно господствует рынок с его точным расчётом, многим кажется, что духовная сфера человека несущественна, ею можно пренебречь, её можно проигнорировать. (8)Действительно, в жизни царит всем и каждому понятная «арифметика»: покупаешь там, где дешевле и лучше, и производитель, если он не хочет вылететь в трубу, позаботится о том, чтобы угодить потребителю. (9)Но такие понятность и логичность на самом деле иллюзорны, те, кто в них верит, гораздо доверчивее и наивнее тех, кто верит в нравственные силы человеческой души. (10)«Береги честь смолоду», - завещал Пушкин в своей «Капитанской дочке». (11)«А зачем?» - спросит иной современный «идеолог» нашей рыночной жизни. (12)3ачем беречь товар, на который есть спрос: если мне за 317 самую «честь» хорошо заплатят, то я её продам. (13)Вспомните купца Паратова из «Бесприданницы»: «У меня ничего заветного нет; найду выгоду, так всё продам, что угодно...» (14)И единственным препятствием на пути этой сделки является вопрос цены. (15)Но к чему приводит такая вполне разумная логика в нашей жизни? (16)Вот аптечному работнику предлагают поддельные лекарства, и он соглашается ими торговать вовсе не потому, что яростно желает зла людям, а просто ему это выгодно, и препятствие в лице «чести», «стыда» и прочих «ненужностей» устранено. (17)Вот преподаватель вуза за взятку устраивает вчерашнего двоечника в вуз... (18)Люди переступают через совесть только потому, что считают её чем-то эфемерным, придуманным, а ассигнации, которые они получают в руки, - вполне материальной основой благополучия. (19)Но к чему приводит эта куцая философия, какие страшные, совсем уже материальные, вполне осязаемые беды приносит нам эта скудоумная премудрость, эта беспринципность, это «бесчестье»? (20)Нравственные призывы русских писателей многие воспринимают как нудное поучение, не сознавая, что в их основе лежит стремление спасти человека. (21)И судьба нашей страны, у которой есть все материальные предпосылки для того, чтобы стать одной из самых богатых стран мира, но которая почему-то до сих пор остаётся бедной, как раз говорит о том, как важна душа человека, как важно быть честным и совестливым.

 

(По С. Кудряшову)

 

 

Текст № 6 (По С. Довлатову)

 

 

 

(1) Рассказывают, что писатель Владимир Набоков, годами читая лекции в Корнельском университете юным американским славистам, бился в попытках объяснить им «своими словами» суть непереводимых русских понятий «интеллигенция», «пошлость», «мещанство» и «хамство». (2)Говорят, с «интеллигенцией», «пошлостью» и «мещанством» он в конце концов справился, а вот растолковать, что означает слово «хамство», так и не смог. (З)Обращение к синонимам ему не помогло, потому что синонимы — это слова с одинаковым значением, а слова «наглость», «грубость» и «нахальство», которыми пытался воспользоваться Набоков, решительным образом от «хамства» по своему значению отличаются. (4)Наглость - это в общем-то способ действия, то есть напор без моральных и законных на то оснований, нахальство - это та же наглость плюс отсутствие стыда, что же касается грубости, то это скорее форма поведения, нечто внешнее, не затрагивающее основ; грубо можно даже в любви объясняться и вообще действовать с самыми лучшими намерениями, но грубо по форме - резко, крикливо и претенциозно. (5)Как легко заметить, грубость, наглость и нахальство, не украшая никого и даже заслуживая всяческого осуждения, при этом всё-таки не убивают наповал, не опрокидывают навзничь и не побуждают лишний раз задуматься о безнадёжно плачевном состоянии человечества в целом. (б)Грубость, наглость и нахальство травмируют окружающих, но всё же оставляют им какой-то шанс, какую-то надежду справиться с этим злом и что-то ему противопоставить. (7)Помню, еду я в ленинградском трамвае, а напротив меня сидит пожилой человек, и заходит какая-то шпана на остановке и начинает этого старика грубо, нагло и нахально задевать, и тот им что-то возражает, и кто-то из этих наглецов говорит: «Тебе, дед, в могилу давно пора!» (8)А старик отвечает: «Боюсь, что ты с твоей наглостью и туда раньше меня успеешь!» (9)Тут раздался общий смех, и хулиганы как-то стушевались. (10)То есть имела место грубость, наглость, но старик оказался острый на язык и что-то противопоставил этой наглости. (11)С хамством же всё иначе. (12)Хамство тем и отличается от грубости, наглости и нахальства, что оно непобедимо, что с ним невозможно бороться, что перед ним можно только отступить. (13)И вот я долго думал об этом и наконец сформулировал, что такое хамство, а именно: хамство есть не что иное, как грубость, наглость, нахальство, вместе взятые, но при этом умноженные на безнаказанность. (14)Именно в безнаказанности всё дело, в заведомом ощущении ненаказуемости, неподсудности деяний, в том чувстве полнейшей беспомощности, которое охватывает жертв. (15)Именно безнаказанностью своей хамство убивает вас наповал, вам нечего ему противопоставить, кроме собственного унижения, потому что хамство - это всегда «сверху вниз», это всегда «от сильного — слабому», это беспомощность одного и безнаказанность другого, хамство - это неравенство.

 

(По С. Довлатову)

 

 

Текст № 7 (По Л.А. Жуховицкому)

 

 

 

(1)Когда-то существовало государство, где «слабость» в человеке начинали искоренять даже не с колыбели, а прямо с момента рождения. (2)Помню, как восхищала меня в детстве суровая и гордая романтика Древней Спарты. (З)Мне нравилось всё в этой удивительной стране: и то, что слабых детей сбрасывали со скалы, и что мать-спартанка провожала сына на войну не слезами, а прекрасной, афористичной фразой: «Со щитом или на щите», и что маленький спартанец, пронёсший в школу под рубахой живого лисёнка, не плакал и не кричал, когда зверёк вгрызался в его тело. (4)Мальчик умер - но молча! (5)3начительно позже я задал себе один вопрос: почему же история Спарты была такой бедной - войны да восстания рабов? (б)Почему государство, где основной доблестью считалась стойкость, всё-таки не сумело выстоять? (7)Почему спартанцы, которых готовили к борьбе, и только к борьбе, всё равно потерпели в этой борьбе поражение? (8)Постепенно я понял: всё было закономерно. (9)Мужественная Спарта погибла от собственной бездарности. (10)В этой стране с бюрократической планомерностью сразу после рождения убивали гениев. (11)В пропасть швыряли слабосильных и нестандартных, то есть тех, кто в дальнейшем просто вынужден был бы противопоставить безукоризненной мужественности окружающих мощь разума и силу духа. (12)Тех, кого непосильная тяжесть меча поневоле отталкивала бы к резцу, линейке и перу. (13)Тех, для кого «выжить» означало бы - «изобрести». (14)Со скалы сбрасывали не только будущих учёных и поэтов, но и полководцев. (15)Хилый Суворов и маленький Наполеон полетели бы в пропасть на общих основаниях. (16)Кстати, убивая больных, спартанцы попутно убивали талант в здоровых. (17)Ничто так не стимулирует прогресс, как забота о слабом. (18)Избавляясь от слабых и калек, спартанцы избавлялись от прогресса. (19)0т знаменитого государства, кроме памяти о воинской доблести, не осталось ничего: ни мудрых стихов, ни статуй, ни научных законов. (20)Неинтересная была страна. (21)Нам известно из легенд, что спартанки, матери и жёны, умели отказываться от любви. (22)Умели ли они любить — легенды об этом молчат. (23)Холодная была страна. (24)История юного героя, убитого лисёнком, говорит, увы, не только о мужестве мальчика. (25)Этот смельчак был ещё и трус. (26)Боли не испугался, смерти не испугался - испугался общественного мнения. (27)Конечно, любое общество без общественного мнения разваливается. (28)Но ведь общество, где против общественного мнения не восстают, перестаёт развиваться, загнивает и тоже разваливается. (29)В Спарте боялись общественного мнения. (ЗО)Робкая была страна. (31)Спартанцы умели защищаться - но что им было защищать? (32)Нелюбимых жён и нелюбящих матерей? (ЗЗ)Право сбрасывать со скалы? (34)Свободу? (35)Но ведь и свобода нужна человеку не сама по себе, а как средство развития личности. (Зб)Там, где личность не развивается, свобода постепенно отмирает за ненадобностью. (37)Насколько же ярче и богаче была история Афин, где детей растили для всего многообразия жизни! (ЗВ)Конечно, реальная Спарта была обычней, будничней легендарной и не столь разительно отличалась от Афин. (39)Но и этого различия оказалось достаточно, чтобы Спарта умерла, не оставив после себя ничего, кроме славы, а Афины заложили фундамент современной культуры. (40)Кстати, напряжённая духовная жизнь, бурное развитие науки и искусства нисколько не мешали афинянам быть мужественными: ведь борьбу греков против персидских завоевателей возглавили именно Афины. (41)Воспитание воли и решительности - задача важная, но далеко не единственная. (42)Прежде всего человека нужно воспитать человечным -иначе он всю жизнь будет бороться только за себя.

 

(По Л.А. Жуховицкому)

 

 

 

 

 

 

 

Текст № 8 (По Е. Сикирич)

 

 

 

(])Пустой тратой времени являются попытки оценить взаимоотношения, кропотливо и пристально анализировать то, что нас разъединяет. (2)Основным всё-таки является другой вопрос, на который мы должны найти ответ, если хотим улучшить или спасти наши отношения: «Что нас объединяет?» (З)Мудрые справедливо говорили, что наши отношения с другими людьми будут длиться столько же, сколько будет существовать то, что нас объединяет. (4)Если нас связывают дом, дача, деньги, внешняя привлекательность или любые другие краткосрочные вещи, которые сегодня есть, а завтра нет, то с первыми же проблемами в этой сфере будут поставлены под угрозу и наши взаимоотношения. (5)Связи, в которых людей уже ничего не объединяет, похожи на потёмкинские деревни, где внешне, кажется, всё нормально, но за красивым фасадом - одни проблемы и, пустота. (б)Часто такие формальные связи хуже одиночества. (7)Людей объединяют совместно пережитые трудности и кризисные моменты. (8)Если в преодолении препятствий, в поиске решений все стороны в одинаковой мере прилагают усилия и сражаются за то, чтобы стало лучше, это не только укрепляет любые отношения, но и рождает новые, более глубокие, удивительные состояния души, открывающие новые горизонты и направляющие развитие событий в совсем иное русло. (9)Нужно научиться делать первый шаг, не теряя при этом самого себя и своего внутреннего достоинства. (Ю)Для взаимоотношений нужны двое, и любой наш шаг должен вызвать резонанс, отклик другого человека, за которым последует его реакция, его ответные шаги нам навстречу. (11)Если после наших продолжительных усилий такого не случается, то напрашивается один из выводов: либо мы делаем неверные шаги, либо наши взаимоотношения строятся на зыбкой почве, ибо держатся только на одном человеке и один человек пытается тащить на себе всё, а это уже абсурдно и искусственно. (12)Для успеха любых взаимоотношений нужно, чтобы обе стороны пытались преодолеть чувство собственничества и эгоизма. (13)Очень часто мы не видим индивидуальности, уникальности людей, которых любим, и продолжаем рассматривать их как отражение наших собственных взглядов, требований, представлений о том, какими они должны быть. (14)Мы не должны пытаться воспитывать и переделывать людей по своему образу и подобию. (15)Любовь требует ощущения воздуха и свободы души. (16)Люди, любящие друг друга, не растворяются друг в друге и не теряют своей индивидуальности; они - две колонны, поддерживающие крышу одного храма.

 

(По Е. Сикирич)

 

 

Текст № 9

 

 

 

(I) Воображение — уникальный, великий дар природы. (2) Оно заложено в натуре каждого человека. (3) Известно, что воображение основано на памяти. (4) Запасы памяти не представляют собой чего-то хаотического, (5) Есть некий закон, закон ассоциаций, или, как называл его Ломоносов, "закон совоображения", который все наши воспоминания распределяет по сходству или по близости во времени и пространстве, иначе говоря, обобщает и вытягивает в непрерывную последовательную цепь. (6) Эта цепь ассоциаций — путеводная нить воображения. (7) Любая мысль и тема тотчас обрастают в нашей душе живыми чертами. (8) Есть такие крепкие минеральные источники. (9) Стоит положить в источник ветку или гвоздь, что угодно, как через короткое время они обрастут множеством белых кристаллов и превратятся в подлинные произведения искусства. (10) Примерно то же происходит и с человеческой мыслью, погруженной в источник нашей памяти и омытой кристальной водой воображения. (11) Основываясь на нашей памяти, воображение, конечно, не может жить без действительности. (12) Оно питается ею, причем повод, порождающий движение великой мечты, может быть самым незначительным.

 

(13) Случайно на ноже карманном

 

Найди пылинку дальних стран —

 

И мир опять предстанет странным,

 

Закутанным в цветной туман.

 

(14) Это из Блока. (15) Пылинка дальних стран! (16) Часто с таких вот пылинок и начинается неукротимая работа воображения. (17) Опираясь на действительность, воображение само влияет на нее, формируя наши идеалы, диктуя наши поступки. (18) Об этом хорошо сказал Писарев. (19) Человека без мечты, говорил он, ничто бы не заставило предпринимать рискованные действия, вести упорную борьбу, даже жертвовать жизнью. (20) Сила влияния воображения на жизнь основана еще на одном его свойстве. (21) Это замечательное свойство заключено в том, что человек, который мечтает, верит в свою мечту, (22) Без такой веры воображение было бы пустой игрой ума, бессмысленным детским калейдоскопом. (23) Эта вера в мечту и есть та сила, что заставляет человека искать воображаемого в жизни, бороться за его осуществление, идти на зов воображения, наконец — воплощать воображаемое.

 

 

Текст № 10

 

 

 

(1)Авторитетный человек - это человек влиятельный, властитель дум. (2)В XIX веке таковыми считались Толстой, Достоевский, в XX -Солженицын, Лихачёв. (3)Они были не только культурной или научной вершиной своей эпохи, но и людьми, на которых мы привыкли ссылаться как на бесспорный гражданский авторитет для всех. (4)Социологи констатируют дефицит авторитетных фигур в современном обществе. (5)3а прошедшие годы авторитет науки и литературы упал, и трудно ожидать, чтобы даже достойный учёный или признанный писатель стал общественно признанным авторитетом. (б)Появятся ли у нас авторитеты? (7)Когда в обществе возникает запрос на авторитетную фигуру, то она появляется. (8)Другой вопрос, является ли эта фигура подлинно влиятельной или только кажется таковой. (9)В современном, насквозь медийном обществе понятие авторитета стёрлось. (10)Одинаково авторитетен тот, кто потратил полжизни на изучение проблемы, и тот, кого приглашают в ток-шоу: авторитетность заменилась степенью раскрученности. (11)В нашем обществе не то чтобы наблюдается дефицит авторитетов как таковых, но прежде всего заметна нехватка людей заслуженно авторитетных, то есть доказавших реальными заслугами и духовными подвигами своё право вещать и советовать. (12)Хотелось бы также, чтобы эта авторитетность была подкреплена интеллектом, а не только героическими деяниями: у нас в обществе очень не хватает умных людей, к которым бы все прислушивались. (13)Обычно наши признанные духовные авторитеты открывают рот - и оттуда несётся поток банальностей. (14)Между тем авторитет заинтересован в том, чтобы изрекать банальности, иначе он будет живо развенчан. (15)Никому, к сожалению, не нужен авторитетный политик, мыслитель или писатель, который говорит объективно важные и правдивые вещи, ведёт острый и содержательный разговор о наших проблемах. (16)Это должен быть интеллигентный человек. (17) «Интеллигентность нельзя смешивать с образованностью, - писал Д.С. Лихачёв. -(18)Образованность живёт старым содержанием, интеллигентность — созданием нового и осознанием старого как нового. (19)Больше того... (20)Лишите человека всех его знаний, но если он сохранит восприимчивость к интеллектуальным ценностям, любовь к приобретению знаний, интерес к истории, вкус в искусстве, уважение к культуре прошлого, навыки воспитанного человека, ответственность в решении нравственных вопросов и богатство и точность своего языка — вот это и будет интеллигентность». (21)Сам Д.С. Лихачёв, учёный, публицист, обладал непререкаемым авторитетом, который основывался на безукоризненной биографии, на том, что он плохих дел не делал, а, наоборот, делал много хороших, на том, что был истинно интеллигентным человеком. (22)Дефицит авторитетных людей был и есть всегда. (23)Он должен быть. (24)3адача таких людей - всегда оставаться авторитетными как граждане, как личности.

 

 

Текст № 11 (По М. Бобневой)

 

 

 

(1)Я стою в вестибюле редакции центральной газеты и терпеливо жду, когда дежурная закончит телефонный разговор с приятельницей. (2)Дежурная висит на телефоне, обстоятельно объясняя адрес какой-то своей подруги. (З)Наконец её далёкая собеседница, а заодно и я досконально разобрались в правых и левых поворотах, заборах, котлованах и трубах. (4)Телефон даёт отбой, дежурная откидывается на спинку стула, минуты две вспоминает, очевидно, своих друзей и потом, не взглянув на меня, погружается в книгу посетителей. (5)Тут я, естественно, не выдерживаю. (б)Следует бурная сцена, меня клеймят «нечутким», «невежливым», «дотошным человеком», летят слова, которые хочется сразу забыть. (7)Лишь через пятнадцать минут, после изрядного потрясения, я смогла пройти в отдел писем, где меня ждал редактор. (8)Поверх кипы конвертов и разнокалиберных бумаг, которыми завален стол, два листка с пометками редактора. (9)Это для меня. (Ю)Одно письмо с Урала, другое из Ростовской области. (11)Одно от молодого специалиста, другое от ветерана. (12)А содержание почти одно и то же. (1 Записывается, в частности, как, войдя в кабинет чиновника, нужно несколько минут постоять перед сидящим в кресле, занятым своими делами боссом, дабы «всяк сверчок знал свой шесток». (14)Естественно, после только что разыгравшейся сцены у проходной у меня сразу возникает безмолвный вопрос к авторам писем: почему они ведут разговор лишь о руководителях? (15)А вахтёр что же - хуже? (16)Или вахтёры не обладают на своём рабочем месте абсолютной властью? (17)Или они проходят предварительный отбор на должность с выявлением их способностей к чуткому (а значит -деловому) отношению к посетителю? (18)А продавцы? (19)Приёмщицы? (20)Медсёстры? (21)Водители автобусов? (22)Я молча сгребаю пачки писем. (23)Это источник социологической информации о нормах, регулирующих отношения людей. (24)Что такое «нормы»? (25)Это правила, которым необходимо следовать для достижения какой-то цели. (26)Поведение людей всегда подчиняется каким-то правилам, нормам. (27)[...] нормы определяют формы и характер взаимодействия людей в обществе. (28)Они незримо присутствуют в нашем сознании. (29)Эти нормы - неписаные законы -кажутся нам неуловимыми. (ЗО)Можно ли, и если можно, то как сформулировать взгляд, улыбку, пожатие плеч, интонации голоса? (31)А ведь именно эти «мелочи» определяют собой то, что называют учёные неформальным общением. (32)Когда человек наносит явный ущерб чьей-либо собственности, здоровью, его привлекают к суду, к уголовной или административной ответственности. (ЗЗ)Здесь вступают в действие правовые нормы, которые устанавливаются законодательным путём. (34)Они отражаются в нормативных актах, входят в своды законов. (35)Но никакие кодексы не могут предусмотреть строгих стандартов взаимоотношений людей, даже непосредственно на производстве. (Зб)Невежливость или стремление унизить сослуживца, клиента, пассажира, подчинённого, одноклассника не считается нарушением правовых норм. (37)Неформальное общение - область нравственности. (38)Поведение здесь должно регулироваться иначе. (39)Как?

 

(По М. Бобневой)

 

 

Текст № 12

 

 

 

(1)Направление деятельности душевной вытекает из соотносительности души человеческой с некоторыми идеалами как гранями деятельности, как ее последними целями... (2) Эти идеалы есть истина, добро и свобода. (3) Вне соотношения к ним - нет жизни для души; нет для нее деятельности, как только прекратится в ней различие истинного от ложного, доброго от злого и рабства от свободы. (4)Всеведение есть первое назначение человека, и мысленное по всему отношение - есть первое содержание его жизни. (5)В этом его верховный долг, и на это же - неограниченное у него право. (6) Заметим, что под «всем» мы разумеем «не предметное» что-либо, не все мироздание. (7)Возможно, что есть в нем некоторые части, навсегда и безусловно закрытые для его ощущения, для его представления или мышления. (8) Но под «всем» мы разумеем полноту задатков к «ведению», которое уже от начала содержатся в разуме его и навсегда определяют собой грани того, что может быть узнано, вмещено им в себя.(9) В соответствии со сказанным, нет никакого права на усилие скрыть истину от себя ли или от других. (10) И всякое подобное усилие, как не опирающееся ни на какое право и противоречащее основному долгу, есть первое преступление в человеке. (11) Добро есть второе назначение человека, и его осуществление есть второе содержание его жизни: приведение внешней действительности в гармонию с миром идеалов, скрытых в той части человеческой природы, которую мы называем чувством. (12) Есть три постоянные и несводимые друг к другу идеалы, влечение к которым первозданно в человеке: нравственное, справедливое и прекрасное. (13) Что эти идеалы разнородны можно видеть из единичных фактов, в которых они не совмещаются.(14) Так, в знаменитой притче о блудном сыне, возвращающемся с раскаянием к отцу, право последнего - не принять сына, обязанность же нравственная - принять. (15) Прекрасное вовсе не имеет отношение к нравственному: всякий поступок, дурной или хороший, может быть внешне красив, привлекателен. (16) Свобода есть третье назначение человека, и ее осуществление есть третье содержание его жизни. (17) Свободу нужно здесь понимать как внутреннюю, так и внешнюю. (18) Первая зависит в отсутствии боязни выразить свое внутреннее содержание, и она зависит от нас. (19) Вторая есть отсутствие наружных стеснений для этого выражения и она зависит от других. (20) В этом наружном стеснении иногда выражается вера, убеждение, предполагаемый долг со стороны других, и оно может быть, таким образом, простой ошибкой. (21) Напротив, во внутренней боязни всегда сказывается равнодушие к истине и излишняя любовь к себе, к своему положению между людьми. (22)В трех идеалах заключено внешнее мерило хорошего и дурного для человека, независимое от внутренней его удовлетворенности. (23)В гармонии совести своей с тремя указанными идеалами человек имеет неразрушимое ядро для своей деятельности, восходящей по праву и необходимости к Воле, создавшей его первоначальную природу.

 

 

Текст № 13 (По В. Некрасову)

 

 

 (1)Стоял сентябрь. (2)Мы уже десятый день на этом сталинградском заводе. (З)Десятый день немцы бомбят город. (4)Бомбят – значит, там ещё наши. (5)3начит, идут бои. (6)Значит, есть фронт. (7)Это лучше, чем в июле, когда мы отступали…

 (8)Игорь часто спорит с Георгием Акимовичем:

 (9)- Не умеем мы воевать.

 (10)- А что такое уметь, Георгий Акимович?

 (11)- Уметь? (12)От Берлина до Волги дойти – вот что значит уметь.

 (13) – Отойти от границы до Волги тоже надо уметь.

 (14)Георгий Акимович смеётся мелким сухим смешком. (15)Игорь начинает злиться.

 (16)- Мы будем воевать до последней капли крови. (17)Русские всегда так воюют. (18)Но шансов у нас всё-таки мало. (19)Нас сможет спасти только чудо. (20)Иначе нас задавят. (21)3адавят организованностью и танками.

 (22)Чудо?..

 (23)Недавно ночью шли мимо солдаты. (24)Я дежурил у телефона и вышел покурить. (25)Они шли и пели, тихо, вполголоса. (26)Я даже не видел их, я только слышал их шаги по асфальту и тихую, немного даже грустную песню про Днепр и журавлей. (27)Я подошёл. (28)Бойцы расположились на отдых вдоль дороги, на примятой траве, под акациями. (29)Мигали огоньками цигарок. (30)И чей-то молодой, негромкий голос доносился откуда-то из-под деревьев:

 (31)- Нет, Вась… (32)Ты уж не говори. (ЗЗ)Лучше нашей нигде не сыщешь. (34)Ей-Богу… (35)Как масло земля – жирная, настоящая. –

 (36)Он даже причмокнул как-то по-особенному. – (37)А хлеб взойдёт – с головой закроет…

 (38)А город пылал, и красные отсветы прыгали по стенам цехов, и где-то совсем недалеко трещали автоматы то чаще, то реже, и взлетали ракеты, и впереди неизвестность и почти неминуемая смерть.

 (39)Я так и не увидел того, кто это сказал. (40)Кто-то крикнул: «Приготовиться к движению!» (41)Все зашевелились, загремели котелками. (42)И пошли. (43)Пошли медленным, тяжёлым шагом. (44)Пошли к тому неизвестному месту, которое на карте их командира отмечено, должно быть, красным крестиком.

 (45)Я долго стоял ещё и прислушивался к удалявшимся и затихшим потом совсем шагам солдат.

 (46)Есть детали, которые запоминаются на всю жизнь. (47)И не только запоминаются. (48)Маленькие, как будто незначительные, они проникают в тебя, начинают прорастать, вырастают во что-то большое, значительное, вбирают в себя всю сущность происходящего, становятся символом.

 (49)И вот в песне той, в тех простых словах о земле, жирной, как масло, о хлебах, с головой закрывающих тебя, было что-то… (50)Я даже не знаю, как это назвать. (51)Толстой называл это «скрытой теплотой [...]». (52)Возможно, это и есть то чудо, которого так ждём мы все, чудо более сильное, чем немецкая организованность и танки с чёрными крестами…

 

(По В. Некрасову)

 

 

 

 

Текст № 14 (По Львову)

 

 

 

(1)Мне случалось встречать Константина Георгиевича Паустовского. (2)И тогда он всегда вспоминал Женю. (3)Женю Разикова, который был хорошим товарищем в походе и оказался смелым солдатом на войне. (4)Женя Разиков погиб на фронте – погиб, выручая товарищей. (5)Но тогда до войны ещё было далеко – целых пять лет. (6)Мы сидели у костра, и Женя читал Багрицкого. (7)А потом мы спросили флагмана – Константина Георгиевича Паустовского, любит ли он Багрицкого. (8)Мы его спрашивали про стихи Багрицкого, а он стал рассказывать о самом Багрицком. (9)Оказывается, что он его хорошо знал и даже был с ним дружен. (10)Я не всё запомнил, что он рассказывал нам тогда про Багрицкого. (11)И я расскажу только про то, чего не могу спутать с прочитанным позднее. (12)Не могу спутать, потому что сразу вслед за этим наш флагман устроил нам экзамен. (13)Этого экзамена мы не выдержали. (14) А те экзамены, на которых проваливаешься, помнишь гораздо дольше, чем те, на которых всё проходит благополучно. (15) Наш флагман сказал, что Багрицкий не любил, когда в стихах говорят «птицы», или «деревья», или «травы». (16)Поэт и писатель каждое дерево, каждую птицу должны узнавать в лицо и знать по имени. (17)Вот тут-то и был устроен нам экзамен. (18)И оказалось, что мы не знали, как называются растения с малиновыми соцветиями у берега заводи, где был наш бивак. (19)И никто не знал, что стрелолист называется стрелолистом. (20)Мы не различали по виду и не знали по имени ни дикую рябинку – пижму, ни окопник, ни крестовник. (21 )И даже опасное растение – ядовитый вех -был нам неизвестен. (22)Почти все деревья были для нас, городских ребят, просто деревьями, все кусты – просто кустами, все цветы – просто цветами. (23)А их было сотни разных. (24)Научиться узнавать растения и помнить их имена было трудно. (25)Сколько же нужно учиться этому! (26)Однажды наш флагман услышал от местного рыбака название кустарника, который рос на берегу около омута, – «свидина». (27)И записал его. (28)Выходит, что есть вещи, которые нужно узнавать всю жизнь. (29)Лес и реку. (30)Поле и луг. (31)3емлю и небо. (32)Облака на небе днём и звёзды на небе ночью тоже имеют свои лица и свои имена. (33)И их тоже нужно знать. (34)Особенно тому, кто собирается писать. (35)Тому, кто не собирается, тоже, если .

 

(Львов)

 

 

 

Тексты для сочинений

 

 

 

Текст 1

 

 

 

1)Мальчики и девочки в свои семнадцать лет сейчас почти всегда выглядят как взрослые «дяди» и «тёти», а чуть копни глубже -часто ну такая неподготовленность к взрослой жизни: безответственность (неумение и нежелание отвечать за свои поступки), пассивность, чёрствость, бездушие… (2)Но откуда всё это вдруг берётся? (3)Да и берётся ли вдруг? (4)Часто приходится слышать: современная молодёжь горя не видела… (5)И это ставится чуть ли не в упрёк. (6)А разве только при виде горя люди становятся добрее? (7)Разве не радом с прекрасными бабушками, дедушками, мамами, папами, не рядом с прекрасными близкими людьми вырастают эти носители чёрствости, бездушия, у которых доброта есть где-то внутри и у которых она часто в зачаточном состоянии? (8)Будет ли она со временем развиваться? (9)И не пытались ли родные своими делами отгородиться от подростка, как бы говоря: вот тебе всё, что необходимо, вот одежда, обувь, еда, вот тебе деньги, – только будь таким, каким мы хотим тебя видеть, и не причиняй нам хлопот… (10)Разве может возвысить человека такое «добро» – сначала отправить учиться своё чадо в «престижную» школу, «престижный» вуз, а отдыхать только на «престижный» курорт, а потом напоминать об этом при каждом удобном и неудобном случае? (11)Вот, мол, бери, пользуйся, но помни… (12)Вряд ли такое «добро» сделает добрее. (13)Скорее будет наоборот. (14)И ещё. (15)Дети получают в школах, «престижных» и обычных, необходимые знания: по математике, физике, литературе -много всего. (16)Детей учат музыке, рисованию. (17)Дети занимаются спортом – их учат быть сильными, красивыми. (18)А вот доброте, сочувствию (умению вместе чувствовать, сопереживать), такту, ответственности, наконец, могут научить только близкие люди. (19)Не формально близкие, а те, кому веришь безоговорочно, кто понимает тебя, кто не только хочет видеть тебя настоящим Человеком, но и растит в тебе этого Человека. (20)…Однажды мой сын спросил у одного из своих друзей, почему его мама не попыталась устроить свою личную жизнь. (21)Тот чуть ли не возмущённо ответил: «Но у неё есть я!..» (22)Он принимал как должное то, что его молодая, красивая, добрая мама не имеет права ни на какую больше жизнь, кроме заботы о нём, тревоги за него. (23)Сейчас, спустя десять лет, друг сына уже женат, у него своя семья, своя, отдельная от матери, жизнь. (24)Он получил от близкого человека всё, что ему было нужно. (25)Но оправдана ли была та материнская жертва? (26)Он никогда об этом не задумывался. (27)Его этому не научили. (28)Страшно, когда человек остаётся в душевном одиночестве. (29)Почему-то, когда нет веры в кого-то одного, когда нет близкого умного друга, постепенно теряешь веру в остальных людей. (ЗО)Подростку, который остаётся в одиночестве, ещё тяжелее. (31)Может быть, он не будет злым, жестоким. (32)Но и добрым он не будет.

 

(По А. Лиханову)

 

Мы ждали своих ребят из поиска.

 

Никогда не забуду ее тонкое лицо, склоненное над рацией, и тот блиндаж начальника штаба дивизиона, озаренный двумя керосиновыми лампами, бурно клокочущим пламенем из раскрытой дверцы железной печки: по блиндажу, чудилось, ходили теплые волны домашнего покоя, обжитого на короткий срок уюта. Вверху, над накатами, — звезды, тишина, вымерзшее пространство декабрьской ночи, ни одного выстрела, везде извечная успокоенность сонного человеческого часа. А здесь, под накатами, молча лежали мы на нарах, и, засыпая, сквозь дремотную паутинку, я с мучительным наслаждением видел какое-то белое сияние вокруг ее коротко подстриженных, по-детски золотистых волос.

 

Они, разведчики, вернулись на рассвете, когда все в блиндаже уже спали, обогретые печью, успокоенные затишьем, — вдруг звонко и резко заскрипел снег в траншее, раздался за дверью всполошенный оклик часового, послышались голоса, смех, хлопанье рукавицами.

 

Когда в блиндаж вместе с морозным паром весело ввалились, затопали валенками двое рослых разведчиков, с накаленно-багровыми лицами, с густо заиндевелыми бровями, обдав студеным холодом маскхалатов, когда ввели трех немцев-языков в зимних каскетках с меховыми наушниками, в седых от инея длинных шинелях, когда сонный блиндаж шумно заполнился топотом ног, шуршанием мерзлой одежды, дыханием людей, наших и пленных, одинаково прозябших в пространстве декабрьских полей, я вдруг увидел, как она, радистка Верочка, медленно, будто в оцепеняющем ужасе, встала возле своей рации, опираясь рукой на снарядный ящик, увидел, как один из пленных, высокий, красивый, оскалив в заискивающей улыбке молодые чистые зубы, поднял и опустил плечи, поежился, вроде бы желая погреться в тепле, и тогда Верочка странно дрогнула лицом, светлые волосы от резкого движения головы мотнулись над сдвинутыми бровями, и, бледнея, кусая губы, она шагнула к пленным, как в обморочной замедленности расстегивая на боку маленькую кобуру трофейного “вальтера”.

 

Потом немцы закричали заячьими голосами, и тот, высокий, инстинктивно защищаясь, суматошно откачнулся с широко разъятыми предсмертным страхом глазами.

 И тут же она, страдальчески прищурясь, выстрелила и, вся дрожа, запрокинув голову, упала на земляной пол блиндажа, стала кататься по земле, истерически плача, дергаясь, вскрикивая, обеими руками охватив горло, точно в удушье. Тоненькая, синеглазая, она предстала в тот миг перед нами совсем в другом облике, беспощадно разрушающем прежнее — нечто слабое, загадочное в ней, что на войне так влечет всегда мужчину к женщине.

 

Пленного немца она ранила смертельно. Он умер в госпитале.

 

Но после того наша общая влюбленность мальчишек сменилась чувством брезгливой жалости, и мне казалось, что немыслимо теперь представить, как можно было (даже в воображении) целовать эту обманчиво непорочную Верочку, на наших глазах сделавшую то, что не дано природой женщине.

 

Ю. Бондарев

 

 

 

Текст сочинения.

 

 

 

(1) Это было на фронте. (2) Кормили плохо, вечно хотелось есть. (3) Иногда пищу давали раз в сутки, и то вечером.

 (4) Ах, как хотелось есть!

 (5) И вот в один из таких дней, когда уже приближались сумерки, а во рту ещё маковой росинки не было, мы, человек восемь бойцов, сидели на невысоком травянистом берегу тихонькой речушки и чуть не скулили.

 (6) Вдруг видим: без гимнастёрки, что-то держа в руках, к нам бежит ещё один наш товарищ.

 (7) Подбежал. (8) Лицо сияющее. (9) Свёрток – это гимнастёрка, а в неё что-то завёрнуто.

 (10) Смотрите! – победителем восклицает Борис. (11) Разворачивает гимнастерку, и в ней живая дикая утка.

 (12) Вижу: сидит, притаилась за кустиком. (13) Я рубаху снял и хоп!

 (14) Есть еда! (15) Зажарим. (16) Утка была некрупная, молодая.

 (17) Поворачивая голову по сторонам, она смотрела на нас изумлёнными бусинками глаз.

 (18) Она даже не была напугана, для этого она была ещё просто молода.

 (19) Она не могла понять, что это за странные милые существа её окружают и смотрят на неё с таким восхищением.

 (20) Она не вырывалась, не крякала, не вытягивала натужно шею, чтобы выскользнуть из державших её рук.

 (21) Она грациозно и с любопытством озиралась. (22)Красавица уточка!

 (23)А мы – грубые, пропылённые, нечисто выбритые, голодные. (24)Все

 залюбовались красавицей. (25) И произошло чудо, как в доброй сказке.

 (26) Кто-то просто произнёс: (27) Отпустим!

 (28)Было брошено несколько логических реплик, вроде: (29) Всё равно толку не добьёмся, нас восемь человек, а она такая маленькая.

 (30) Ещё возиться! – (31) Подождём, приедет же этот зараза повар со своей походной кухней-таратайкой!

 (32) Боря, неси её обратно.

 (33) И, уже ничем не покрывая, Борис бережно понёс утку обратно.

 (34) Вернувшись, сказал: – (35) Я её в воду пустил. (36) Нырнула. (37) А где вынырнула, не видел.

 (38) Ждал-ждал, чтоб посмотреть, но не увидел. (39) Уже темнеет.

 (40) Когда меня заматывает жизнь, когда начинаешь клясть всё и всех, теряешь веру в людей, мне хочется изо всех сил крикнуть, как однажды я услыхал вопль одного очень известного человека: «Я не хочу быть с людьми, я хочу быть с собаками!» – вот в эти минуты неверия и отчаяния я вспоминаю дикую утку и думаю: нет-нет, в людей можно верить.

 (41) Они способны к состраданию и великодушию.

 (42) Мне могут сказать: (43) «Ну да, это были вы, интеллигенты, артисты, от вас всего можно ожидать». (44) Нет, на войне всё перемешалось и превратилось в одно целое – единое и неделимое.

 (45) Во всяком случае, там, где служил я. (46) Были в нашей группе и два вора, только что выпущенных из тюрьмы.

 (47) Один с гордостью красочно рассказывал, как ему удалось украсть подъёмный кран.

 (48) Видимо, был талантлив. (49) Но и он сказал: «Отпустить!

 

(Розов)

 

 

 

Текст сочинения.

 

 

 

(1)Аптека души. (2)При раскопках дворца одного из фараонов Древнего Египта археологи обнаружили богато украшенное помещение со странной надписью у входа: «Аптека души»(3)Аптека— место, где делают и продают лекарства, чтобы лечить болезни человеческого тела.(4)А что же такое «аптека души»?(5)Однажды в нашей 607-й школе появился новый учитель.(б)Директор объяснил, что это наш новый преподаватель литературы, что зовут его Александр Александрович Титов, что просит любить его и жаловать.(7)Всё это время с лица гостя не сходило выражение лёгкой досады:(8)«Ну ладно, хватит уже, оставьте, мы разберёмся сами».(9)Первое появление Сан Саныча запомнилось не случайно.(10)По программе на этом уроке полагалось начинать «проходить Толстого».(11)Мы и начали.(12)Но как!(ГЗ)Уже через несколько минут новый учитель лицом к классу, раскрыв томик Горького, стал неторопливо и вразумительно читать по нему очерк о Льве Толстом.(14)Мы, что называется, оторопели.(15)Оторопели прежде всего от непривычности проявленного к нам доверия: можно слушать, можно и отключиться.(16)В классе повисла абсолютная тишина.(17)3ахватила сама увлекательность такого труда – слушать, только слушать, а не записывать, и не напрягаться для ответов, не тосковать от обязательности запоминания.(18)И захватила магия звучащего мастерского литературного слова, которое в исполнении чтеца как будто разогревала воздух, погружала нас, слушающих, в гипнотическую словесную ауру.(19)Добавлю, что весьма непростая эта литературная вязь была адресована нам без скидок на нашу возможную неготовность оценить её по достоинству.(20)Тем не менее слушайте, тянитесь, верьте в себя – это теперь принадлежит и вам тоже!(21)Так можно было понять,  так и хотелось понимать происходящее.(22)В центре послевоенной хулиганистой Марьиной Рощи, в оторопевшем от предложенных ему гуманитарных горизонтов классе, сплошь состоящем из всегда голодных, обношенных и при этом, конечно, искрящихся тайным подростковым зовом непременно состояться мальчишек, – в таком вот классе звучал удивительный текст об удивительном их соотечественнике.(23)«Видел я его однажды так, как, может быть, никто не видел: шёл к нему в Гас пру берегом моря и под имением Юсупова , на самом берегу, среди камней, заметил его маленькую, угловатую фигурку, в сером, помятом тряпье и скомканной шляпе.(24)Сидит, подперев скулы руками, -между пальцев веют серебряные волосы бороды, – и смотрит вдаль, в море, а к ногам его послушно подкатывают, ластятся зеленоватые волнушки, как бы рассказывая нечто о себе старому ведуну..(25)В задумчивой неподвижности старика почудилось нечто вещее, чародейское, углублённое во тьму под ним, пытливо ушедшее вершиной в голубую пустоту над землёй, как будто это он - его сосредоточенная воля – призывает и отталкивает волны, управляет движением облаков и тенями, которые словно шевелят камни, будят их…(26)Не изобразить словом, что почувствовал я тогда: было на душе и восторженно и жутко, а потом всё слилось в счастливую мысль:(27)«Не сирота я на земле, пока этот человек есть на ней!»(28)Не сиротами были и мы, потому что был этот человек!(29)Сан Саныч пронзил наши души Толстым – с помощью горьковского текста, дал нам лекарство от всяческого безобразия. (30)Каким образом директор раздобыл для своей школы такого педагога, как Титов, остаётся загадкой.(31)А теперь и не спросишь..(32)Может быть, они вместе воевали… (ЗЗ)Александр Александрович, которого мы сразу упростили до Сан Саныча, был контужен под Сталинградом.(34)С тех пор плохо слышал. (35)Глухота у него получилась странная: в определенном регистре она вообще не давала о себе знать, но если собеседник форсировал голос она сразу себя сказывала.(З6)Тогда он просил, чтобы мы говорили тише.(37)Но это нам не мешало. (38)Именно там, на занятиях у Сан Саныча, мы услышали известную запись голоса Льва Толстого – обращение к яснополянским детям. (39)Перенесённый с эдиссоновских восковых валиков на пластинку голос слышен отчётливо в каждом слове: (40)«Спасибо, ребята, что ходите ко мне!..(41)А то, что я говорю, нужно для вас будет.(42)Помните, когда уж меня не будет, что старик говорил вам добро».

 

Орлов

 

 

 

Текст сочинения.

 

 

 

(1)В казарму привезли раненого. (2)Это был молодой матрос, которого товарищ ударил ножом в спину. (З)Поссорились они или, подвыпивши, не поделили чего-нибудь – этого я не помню. (4)У меня только осталось впечатление, что правда на стороне раненого, и я помню, что удар был нанесён внезапно, из-за угла. (5)Уже одно это направляло симпатии к пострадавшему. (6)Он рассказывал о случае серьёзно и кратко, не выражая обиды и гнева, как бы покоряясь печальному приключению. (7)Рана была не опасна. (8)Температура немного повысилась, но больной, хотя лежал, – ел с аппетитом и даже играл в “шестьдесят шесть”. (9)Вечером раздался слух: “Доктор приехал, говорить будет”. (10)Доктор? (11)Говорить? (12)Я направился к койке раненого. (13)Доктор, пожилой человек, по-видимому, лично принимающий горячее участие во всей этой истории, сидел возле койки. (14)Больной, лёжа, смотрел в сторону и слушал. (15)Доктор, стараясь не быть назойливым, осторожно и мягко пытался внушить раненому сострадание к судьбе обидчика. (16)Он послан им, пришёл по его просьбе. (17)У него жена, дети, сам он – военный матрос, откомандированный на частный пароход (это практиковалось). (18)Он полон раскаяния. (19)Его ожидают каторжные работы.

 

(20) – Вы видите, – сказал доктор в заключение, – что от вас зависит, как поступить – “по закону” или “по человечеству”. (21)Если “по человечеству”, то мы замнём дело. (22)Если же “по закону”, то мы обязаны начать следствие, и тогда этот человек погиб, потому что он виноват.

 

(23)Была полная тишина. (24)Все мы, сидевшие, как бы не слушая, по своим койкам, но не проронившие ни одного слова, замерли в ожидании. (25)Что скажет раненый? (26)Какой приговор изречёт он? (27)Я ждал, верил, что он скажет: “По человечеству”. (28)На его месте следовало простить. (29)Он выздоравливал. (30)Он был лицом типичный моряк, а “моряк” и “рыцарь” для меня тогда звучало неразделимо. (31)Его руки до плеч были татуированы фигурами тигров, змей, флагов, именами, лентами, цветами и ящерицами. (32)От него несло океаном – родиной больших душ. (33)И он был так симпатично мужествен, как умный атлет… (34)Раненый помолчал. (35)Видимо, он боролся с желанием простить и с каким-то ядовитым воспоминанием. (36)Он вздохнул, поморщился, взглянул доктору в глаза и нехотя, сдавленно произнёс:

 

(37) – Пусть… уж… по закону.

 

(38)Доктор, тоже помолчав, встал.

 

(39) – Значит, “по закону”? – повторил он.

 

(40) – По закону. (41)Как сказал, — кивнул матрос и закрыл глаза.

 

(42)Я был так взволнован, что не вытерпел и ушёл во двор.

 

(43)Мне казалось, что у меня что-то отняли. (По А. Грину)

 

 

 

Текст сочинения.

 

 

 

(1)Пушкинские слова эти пронзительной глубиной своей обращают память и чувства к отчему дому. (2)Куда ни относила бы житейская волна, какое бы разнообразие ни предлагала, всё бытие твоё останется суетой без памяти об отчем крове, без тех нитей, которые протягивает сердце к Отчизне, без частицы души, может, наиглавнейшей, обращённой таинственным зеркальцем к матери, к отцу, к городу или деревне, где ты рос.

 

(З)Поразительная категория – «самостоянье человека». (4)Нет, не примитивно-утилитарная самостоятельность, а именно самостоянье, ведь в этом слове заключено особое определение души, ума и сердца, в самостоянье человека заключено очень многое, и помечено оно – верно! – любовью к родному.

 

(5)Без любви человек пуст; нет и не может быть любви между двумя людьми, если каждый из них не любит чего-то своего, отдельного, необъяснимого, порой трудно называемого; если не любит своей памяти – прозрачной речки, пескарей на золотистой отмели, тихого кружения берёзового листа в осенний листопад, трепета молодой осинки на весеннем ветру, дымка из трубы и ледяной дорожки, по которой так здорово было прокатиться, разбежавшись что есть мочи, в дальнем и близком детстве…

 

(6)«С чего начинается Родина?» (7)Песенный вопрос этот кажется неточным и риторическим; родина ни с чего не начинается — она была, она есть, она будет вечно, если говорить о ней применительно ко всем и ко всякому; в отдельном же человеке она не начинается тоже – сам человек и есть Родина, (8)Любовь к ней – естественное чувство. (9)Самостоянье и величие человека зависят от этой естественной любви, а растоптавший любовь эту жалок и ничтожен. (10)0н изгой в отчем доме. (11)Ему всё равно, где жить и что видеть окрест. (12)Такой живёт страстями мелкими – он сам себя отрёк от самостоянья. (13)Родины в нём нет.

 

(14)Неважно, какой он, отчий дом, где он стоит или, может, не стоит вовсе, снесённый беспощадным лезвием бульдозера. (15)Даже несуществующий, он есть вечно в твоём сознании и будет, пока будешь ты.

 

(По А. Лиханову)

 

 

 

Текст сочинения.

 

 

 

(1)Василий Федотов представлял собой довольно интересный тип купца, вышедшего из приказчиков и достигшего хорошего благосостояния, но корысть с желанием положить себе в карман лишний миллиончик погубила его. (2)Федотов был среднего роста, плешивый, старался не смотреть вам в глаза. (З)При встречах он поднимал веки, быстрым взглядом осматривал вас и сейчас же опускал их; такой же взгляд, применяемый как особый род кокетства, приходилось наблюдать у некоторых женщин. (4)Он был крайне нервный; когда он говорил с вами, поднимал глаза к небу, руки тоже, чтобы засвидетельствовать правоту свою, а если этого было, по его мнению, мало, он изливал слезу, бил себя в грудь. (5)Вся его фигура, весь вид его с этими жестами и слезами были какие-то неестественные, и ему особо не доверяли, называя его за глаза Васькой Федотовым, говоря: «Этот Васька всё-таки пригласит нас на «чашку чая». (6)У купечества «чашка чая» означала собрание кредиторов с предложением скидки. (7)И это мнение оказалось совершенно правильным; он своевременно, перед приглашением на «чашку чая», перевёл на свою жену оба дома, стоимость которых составила около трёхсот тысяч рублей, положил на её имя в банк капитал, тоже триста тысяч рублей, и был уверен: этим он обеспечил себя на чёрный день. (8)Но оказалось, что, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. (9)Конкурс прошёл, а жена выпроводила его из своего дома. (10) Федотов, оскорблённый, разорённый, чтобы существовать, стал биржевиком и, занимаясь комиссионерством, захаживал к знакомым с разными предложениями. (11)Однажды во время такого прихода он, хмурый, несчастный, с блуждающими от волнения глазами, войдя ко мне, сел на стул и, схватив себя за голову, упал на стол и зарыдал. (12)Рыдания его были искренние, а не лукавые, как приходилось ему проделывать раньше для получения каких-либо выгод; сейчас он действительно страдал. (13)Вода и валерьяновые капли привели его в более спокойное состояние, он извинился за причинённое беспокойство и рассказал: (14) — Вам известно, что я лишился всего состояния, любимого дела, покинут женой, но это, как ни больно было для меня, я перенёс. (15)У меня была единственная дочка, которая была для меня дороже всего. (16)Выдавая замуж, я наградил её пятьюдесятью тысячами рублей, на столько же дал ей бриллиантов и приданого; когда бы она ни приходила ко мне, я всегда дарил ей что-нибудь, спрашивал её: «Не нужно ли чего тебе?» (17)Она была для меня радость и любовь, я жил для неё, и она была для меня всё! (18)И вот по дороге к вам, у Ильинских ворот, я вижу её, идущую мне навстречу. (19)Можете представить мою неожиданную радость! (20)Я спешу к ней. (21)Она же, увидев меня, повернула в сторону, сделав вид, что не желает со мной говорить. (22)Это было уже сверх сил моих!

 

(По Н. Варенцову)

 

 

 

 

 

Текст сочинения.

 

 

 

Загулял наш конюх. Поехал в райцентр вставлять зубы и по случаю завершения такого важнейшего дела загулял. Рейсовый автобус ушел, и он остался ночевать у свояка.

 Кони (их было семеро два мерина, две кобылы и трое жеребят) долго бродили по лугу, и когда я шел от реки с удочками, вскинули головы и долго смотрели мне вслед, думая, что, может, я вернусь и загоню их в стойла конюшни, но не дождавшись никого, сами явились в деревню, ходили от дома к дому, и я решил, что они уснут на лугах или прижавшись к стене конюшни, нагретой солнцем со дня.

 Поздней ночью я проснулся, пошел на кухню попить квасу. Что-то остановило меня, заставило глянуть в окно.

 Густой-прегустой туман окутал деревню, далее которой вовсе ничего не было видно, и в этой туманной пелене темнели недвижные, как бы из камня вытесанные, силуэты лошадей.

 Мерины и кобылы стояли, обнявшись шеями, а в середке, меж их теплых боков, опустив головенки, хвосты и желтенькие, еще коротенькие гривы, стояли и спали тонконогие жеребята.

 Я тихо приоткрыл окно, в створку хлынула прохлада, за поскотиной, совсем близко, бегал и крякал коростель; в ложку и за рекой Кубеной пели соловьи, и какой-то незнакомый звук, какое-то хрюканье, утробное и мерное, доносилось еще.

 Не сразу, но я догадался, что это хрипит у самого старого, надсаженного мерина в сонно распустившемся нутре.

 Время от времени храп прекращался, мерин приоткрывал чуть смеженные глаза, переступал с ноги на ногу, настороженно вслушиваясь не разбудил ли кого, не потревожил ли, еще плотнее вдавливал свой бугристо вздутый живот в табунок и, сгрудив жеребяток, успокаивался, по-человечьи протяжно вздыхал и снова погружался в сон.

 Другие лошади, сколь я ни смотрел на них, ни разу не потревожились, не пробудились и только плотнее и плотнее жались друг к дружке, обнимались шеями, грели жеребят, зная, что раз в табуне есть старшой, он и возьмет на себя главную заботу сторожить их, спать вполусон, следить за порядком.

 Коли потребуется, он и разбудит вcex, поведет куда надо. А ведь давно не мужик и не муж этим кобылам старый заезженный мерин, давно его облегчили люди и как будто избавили от надобностей природы, обрекли на уединенную, бирючью жизнь. Но вот поди ж ты, нет жеребцов в табуне и старый мерин, блюдя какой-то там неведомый закон или зов природы, взял на себя семейные и отцовские заботы.

 

Все гуще и плотнее делался туман. Лошади проступали из него которая головой, которая крупом.

 Домов совсем не видно стало, только кипы дерев в палисаднике, за травянистой улицей, еще темнели какое-то время, но и они скоро огрузли в серую густую глубь ночи, в гущу туманов, веющих наутренней, прохладной и промозглой сонной сырью.

 

И чем ближе было утро, чем беспросветной становилось в природе от туманов, тем звонче нащелкивали соловьи. К Кубене удрал коростель, пытался перескрипеть заречного соперника, и все так же недвижно и величественно стояли спящие кони под моим окном.

 Пришли они сюда оттого, что я долго сидел за столом, горел у меня свет, и лошади надеялись, что оттуда, из светлой избы, непременно вспомнят о них, выйдут, запрут в уютной и покойной конюшне, да так и не дождались никого, так их тут, возле нашего палисадника, сном и сморило.

 

И думал я, глядя на этот маленький, по недосмотру заготовителей, точнее любовью конюха сохраненный и все еще работающий табунок деревенских лошадок, что, сколько бы машин ни перевидал, сколько бы чудес ни изведал, вот эта древняя картина: лошадь среди спящего села, недвижные леса вокруг, мокро поникшие на лугах цветы бледной купавы, потаенной череды, мохнатого и ядовитого гравилатника, кусты, травы, доцветающие рябины, отбелевшие черемухи, отяжеленные мокром, все это древнее, вечное для меня и во мне нетленно.

 

(Астафьев)

 

 

 

 

Пример написания сочинения по тексту с разбором.

 

 

ТЕКСТ

 

(1)Воспалённое состояние Поли, а главное, её сбивчивая, двусмысленная речь – всё подсказывало худшие догадки, много страшнее, чем даже плен Родиона или его смертельное ранение.

 (2)– Да нет же, тут другое совсем, – содрогнулась Поля и, отвернувшись к стенке, вынула из-под подушки смятый, зачитанный треугольничек.

 (3)Впоследствии Варя стыдилась своих начальных предположений. (4)Хотя редкие транзитные эшелоны не задерживались в Москве, но вокзалы находились поблизости, и Родиону был известен Полин адрес. (5)Конечно, командование могло и не разрешить солдату отлучки из эшелона в Благовещенский тупичок, тогда почему же хоть открытки не черкнул своей-то, любимой-то, проездом в действующую армию?..

 (6)Итак, это была его первая фронтовая весточка с более чем двухнедельным запозданием. (7)Во всяком случае, сейчас выяснится, с

 какими мыслями он отправлялся на войну. (8)Варя нетерпеливо развернула листок, весь проткнутый карандашом, – видно, писалось на колене. (9)Пришлось к лампе подойти, чтобы разобрать тусклые, полузаконченные строки.

 (10)Варя сразу наткнулась на главное место.

 (11)«Пожалуй, единственная причина, дорогая моя, почему молчал всё это время, – негде было пристроиться, – кратко, с неожиданной полнотой и прямолинейно, как на исповеди, писал Родион. (12)– Мы всё отступаем пока, день и ночь отступаем, занимаем более выгодные оборонительные рубежи, как говорится в сводках. (13)Я очень болел к тому же, да и теперь не совсем ещё оправился: хуже любой контузии моя болезнь. (14)Самое горькое – то, что сам я вполне здоров, весь целый, нет пока на мне ни единой царапины. (15)Сожги это письмо, тебе одной на всём свете могу я рассказать про это, – Варя перевернула страничку.

 (16)Происшествие случилось в одной русской деревне, которую наша часть проходила в отступлении. (17)Я шёл последним в роте... а может, и во всей армии последним. (18)Перед нами на дороге встала местная девочка лет девяти, совсем ребёнок, видимо, на школьной скамье приученная любить Красную Армию... (19)Конечно, она не очень разбиралась в стратегической обстановке. (20)Она подбежала к нам с полевыми цветами, и, так случилось, они достались мне. (21)У неё были такие пытливые, вопросительные глаза – на солнце полуденное в тысячу раз легче глядеть, но я заставил себя взять букетик, потому что я не трус, матерью моей клянусь тебе, Поленька, что я не трус. (22)Зажмурился, а принял его у неё, покидаемой на милость врага... (23)С тех пор держу тот засохший веничек постоянно при себе, на теле моём,

 словно огонь за пазухой ношу, велю его в могилу положить на себя, если что случится. (24)Я-то думал, семь раз кровью обольюсь, прежде чем мужчиной стану, а вот как оно происходит, всухую… и это купель зрелости! – (25)Дальше две строчки попались вовсе неразборчивые. – (26)И не знаю, Поленька, хватит ли всей моей жизни тот подарок оплатить...»

 (27)– Да, он очень вырос, твой Родион, ты права... – складывая письмо, сказала Варя, потому что при подобном строе мыслей вряд ли этот солдат оказался бы способен на какой-либо предосудительный поступок.

 (28)Обнявшись, подружки слушали шелест дождя и редкие, затухающие гудки автомашин. (29)Темой беседы служили события истекшего дня: открывшаяся на центральной площади выставка трофейных самолётов, не засыпанная воронка на улице Весёлых, как они уже привыкли её называть в обиходе между собой, Гастелло, чей самозабвенный подвиг прогремел в те дни на всю страну.

(По Л. Леонову*)

 

 

СОЧИНЕНИЕ

 

Вступление

     Каждый человек в определенный период жизни проходит путь взросления. Большинство людей взрослеет в течение ряда лет, постепенно набираясь жизненного опыта. Кто-то становится взрослым быстро, совершая, например, какой-либо героический поступок. И лишь у немногих взросление происходит мгновенно, неожиданно.

Формулировка проблемы

    Проблема взросления человека не может оставить равнодушным никого, в том числе и известного русского писателя, автора романа «Русский лес» Леонида Леонова. Она не зависит от времени, от национальной принадлежности человека и от того, жителем какой страны он является. А от чего же зависит взросление?

 

Комментарий к сформулированной проблеме

     Так, размышляя над причинами запоздалого взросления нынешних молодых людей, можно сказать, что сегодня многие юноши и девушки окружены заботой близких людей, обеспечивающих их материальное благополучие и душевный комфорт, большинство из них не испытывает чувства ответственности за других, не знает войн и голода. А ведь именно война часто делает человека взрослым, заставляя принимать ответственные решения.

                                    

Позиция автора

    Так, герой представленного текста становится взрослым именно на войне. Леонид Леонов, размышляя над проблемой взросления человека, показывает условия – необычные, неожиданные – этого взросления. Он утверждает, что необязательно «семь раз кровью облиться», чтобы стать мужчиной. Порой молодому человеку достаточно получить скромный букетик цветов от маленькой девочки, чтобы почувствовать ответственность не только за себя, но и за таких вот детей, желание защитить их, уберечь от страшной беды.

  Моя позиция. Аргументы

      Трудно не согласиться с позицией автора. Взросление может произойти с человеком порой неожиданно, и война часто служит, образно выражаясь, катализатором обретения зрелости. В подтверждение этого можно привести ряд аргументов.

         

      Если мы обратимся к роману-эпопее Л.Н. Толстого «Война и мир», то, конечно, вспомним юного Петю Ростова, который в пятнадцать лет, несмотря на уговоры семьи, добровольно отправился на войну с французами, чтобы постоять за Отечество, защитить своих близких от врага.

    

     Из повести Валентина Катаева «Сын полка», посвящённой другой Отечественной войне, мы узнаём, что герой её, Ваня Солнцев, потерявший в военное время всех близких и оказавшийся на оккупированной фашистами территории, хлебнувший лиха, попадает наконец на батарею разведчиков, которой командует капитан Енакиев. Он, совем ещё мальчик, став сыном полка, храбро воюет, ходит, рискуя жизнью, в немецкий тыл. Война делает этого ребенка взрослым человеком, готовым постоять за Родину, за жизнь людей.

     Главное, что объединяет этих столь разных героев, - их мысли, чувства, желание быть нужным своему Отечеству в пору тяжких испытаний. Есть чему поучиться у таких, как Петя Ростов и Ваня Солнцев, есть чему позавидовать многим моим сверстникам!

 Вот в чём и состоит истинный патриотизм, и проблема, поднятая Е. Воробьёвым, всегда актуальна.

Заполните форму
и получите доступ к 4-м первым урокам

видеокурса подготовки к ЕГЭ/ОГЭ

от преподавателя, поднявшего результат более 2000 учеников разного уровня знаний до 80-100 баллов